Интервью создателя “музыкального кресла для глухих”…

Мы в прошедших публикациях писали о специальном “музыкальном кресле для глухих”. И вот свершилось. Концерт-таки прошел а перед этим Чарльз Мейнс пообщался через Skype с создателем этого кресла, профессором Фрэнком Руссо из Ryerson’s University…

РУССО: Мы думаем… после того, как мы сделали это объявление, мы узнали о похожих вещах, которые уже произошли… но, да, я думаю, что это первый доступный концерт для глухих и слабослышащих… я бы сказал так. Существуют, конечно, вечера, доступные для глухих в клубах… но то, что делаем мы, это доступ к музыке во всей полноте для глухих и слабослышащих с использованием особых технологий для этого. Так что я уверен, это первый раз, когда глухие и слабослышащие люди получают доступ к чему-то большему, чем ритм в концертном зале.

МЕЙНС: Насколько я понимаю вы используете специальное кресло, которое вы называете Emoti-Chair. Не могли бы вы описать, что это такое?

РУССО: Ну, кресло… у него есть несколько вариаций. Лучше всего выглядит то, что я называю «научным креслом» (the Science Chair)… Оно не выглядит… На самом деле, мы просто взяли складной стул, какими пользуются туристы, разобрали его… и получили симпатичный предмет мебели, который установлен здесь в Научном центре. А вот та модель, которая действительно хорошо работает, выглядит ужасно…

Это новая технология, которая в этой части опирается на детали, выпускаемые серийно. Что мы делаем? Берем звук на входе и подвергаем его так называемому преобразованию Фурье. То есть, проще говоря, раскладываем звук на его частотные составляющие.

То есть, у нас есть различные диапазоны частот, которые направляются в вибрационные преобразователи, вмонтированные в кресло. Таким способом мы можем передать [вибрацию] высоких частот верхней части спинки кресла. А низкие частоты мы передаем на спинку ближе к нижней ее части. Таким образом, если разделить различные источники вибраций… вы сможете чувствовать весь спектр в любой момент времени.

Если бы вибрации не разделялись, ваша осязательная система ощутила бы то, что называется эффектом маскировки – когда низкие частоты скрывают всю энергию высоких частот.

МЕЙНС:
Понятно. То есть это своего рода ощущение стереовибрации?

РУССО: Ну да… это звук, представленный в пространстве, чем, собственно, и является стерео… Только здесь мы представляем в пространстве спектр частот, а не расположение музыкантов на сцене в тот или иной момент времени.

Это – основа этой технологии, и мы сейчас совершенствуем отображение звука через вибрации так, чтобы это было на интуитивном уровне. Чтобы слабослышащие люди испытывали от музыкального произведения ощущения, сравнимые с теми, что испытывает слушатель.

МЕЙНС: Г-мм… Расскажите, пожалуйста, о клубе, где все это будет происходить. У вас в программе несколько групп, как я понимаю?

РУССО: Да. Клуб находится в центре Торонто. Группы будут играть на обычных инструментах, и будут стоять усилители звука. Так что слышащая аудитория будет слушать музыку. И еще у них будет возможность посидеть в этих креслах и почувствовать музыку, и увидеть ее одновременно.

В данный момент у нас запланировано шесть отделений. Музыка разнообразная. У нас будут «Dufraines», это группа играет в стиле фолк-инди. Будут «Fox Jaws», это будет отделение кантри рока. «Tree Star», еще одно отделение рока. «Hollywood Swank», это будет отделение панка. DJ Stephan Vera. Он композитор… пишет композиции в духе техно. И гвоздь программы – «Ill Gates», он рэпер.

Так что все будет очень разнообразно, и мы этого и хотим. В общем-то мы хотим дать доступ к таким видам музыки, которые многие из сообщества глухих и слабослышащих людей до сих пор не имели возможности почувствовать.

МЕЙНС: … Любопытно. Когда группа играет… вы сказали, что они будут играть вживую через усилители и т.д., так чтобы слышащая аудитория тоже могла слушать… Они что тоже будут подключены к этим креслам?..

РУССО: Ну да… подключены.

На концерте все это работает таким образом: мы, конечно, не берем штекер от гитарного провода и не втыкаем его в кресло. Там на кресле нет панели со входами.

Все делается через пульт, а с выхода пульта [сигнал] посылается на несколько усилителей, вмонтированных в кресло. А с усилителей, в свою очередь, – на так называемыми «голосовые кольца», именно они и являются вибрационными преобразователями – они очень похожи на динамики, но только без бумаги.

МЕЙНС: Уау!..А сколько таких кресел будет на шоу?

РУССО: Шесть. Конечно, этого недостаточно. Мы постараемся сделать так, чтобы люди перемещались и не сидели в этом кресле больше, чем одну песню.

МЕЙНС: А что это за клуб? Большой? Или забегаловка?

РУССО: Не очень большой… Вмещает максимум триста человек. Если бы мы знали, какое внимание привлечет наше объявление, мы бы снял помещение побольше. Так что мы уже думаем о следующем мероприятии.

МЕЙНС: У меня вопрос… не знаю корректный ли. Вы сами, конечно, испытывали это кресло. Оно расширило ваше понимание музыкальных произведений? Вы можете это описать? Так, чтобы неискушенный человек ощутил это?

РУССО:
Знаете, не могу сказать, что это расширило мое понимание какого-то произведения, но это изменило мое ощущение музыки. Я почувствовал себя более погруженным в музыку, сидя в этом кресле, нежели я просто бы слушал музыкальную пьесу. Мне очень трудно сравнивать любые переживания, вызванные музыкой… это все так субъективно… так всё зависит от того, кто с тобой в этот момент, что произошло в этот день…

Но, вообще говоря, мне кажется, что мы думаем о музыке в первую очередь как о средстве воздействия на слух. Мы записываем музыку уже больше ста лет. И чем дальше, тем больше мы думаем о музыке, как о товаре, который имеет хождение… Но я думаю, что естественное состояние музыки гораздо более органичное… Если посмотреть на естественное состояние музыки, там есть визуальная часть и вибрации. Мы эти две составляющие снова соединяем.

Музыка больше, чем просто звук. Было множество очень убедительных экспериментов, показывавших, что люди могут ощущать только визуальную информацию или только информацию, передающуюся через вибрацию. Но когда вы соединяете эти вещи, вам становится ясна вся полнота смысла песни.

МЕЙНС: А как на это реагировало сообщество слабослышащих людей?

РУССО: Очень положительно. Мы много общались напрямую с людьми, которые спрашивали об этом событии – как достать билет и так далее. Все, что мы заработаем за этот вечер, будет отдано Культурному центру глухих здесь в Торонто, так что они очень заинтересованы и взволнованы этим событием.

Я не встречал пока никакой отрицательной реакции, но подозреваю, что она может возникнуть. Мы ожидали чего-то такого. Но пока я ее не встречал.

МЕЙНС:
А почему она может возникнуть, как вы думаете?

РУССО: Вы знаете, в науке – особенно в медицине – делалось много попыток «нормализовать» положение сообществ глухих и слышащих людей. Мне кажется, такой подход исторически был очень оскорбителен…

Ну вот, например, Александр Грэм Белл. Он был убежден, что можно натренировать глухих, чтобы они понимали язык. В его понимании, что-то пошло не так в ходе их развития, и путем интенсивных занятий он сможет их нормализовать. Такая точка зрения оскорбительна для многих в сообществе глухих людей.

Уже позже, всего пятьдесят лет назад, не так давно по североамериканским понятиям – не знаю, как это воспринимается в Европе и в России – к глухим и слабослышащим относились, как к людям с расстройством интеллекта в какой-то степени. Опять-таки, это очень оскорбительная позиция.

Делались попытки – много попыток – «нормализовать» глухих людей. В то время, как глухие люди предпочитают думать о себе как о сообществе с процветающей культурой, которой совершенно не нужно то, что предлагают слышащие люди. Им не надо, чтобы их нормализовали.

Наш подход – так мы его понимаем – дать доступ. Мы не пытаемся это навязать, мы думаем, что это им нужно. Но мы заинтересованы в том, чтобы дать доступ к этой очень интересной форме культурного общения. Мы знаем, что многие глухие и слабослышащие люди и так пытаются приобщиться к музыке. Мы хотим каким-то образом усилить их ощущения.

МЕЙНС: Вам приходилось обнаруживать, что какие-то музыкальные формы сообществу глухих людей откровенно не нравятся? Ну, то есть, людям, которые приходят в лабораторию и…

РУССО: Знаете, большая часть музыкально вкуса основана на собственных ощущениях. Что касается глухих и слабослышащих людей, музыка, которую они слушают, в основе имеет преобладающие низкие частоты… Так что часто они любят техно. Когда я был ребенком и ходил в школу, где были глухие, тогда очень популярен был «хеви метал». Мне кажется, в основном то, что они слышат это партия басов и ритм.

Так что это может потребовать времени, чтобы переключить их вкусы, скажем на блюграсс или что-то, где основной акцент делается на высоких частотах.

МЕЙНС: (смеется) Мне кажется, это не толко среди неслышащих…

РУССО: (смеется) Ну, хорошо, тогда….

МЕЙНС: Последний вопрос. Сколько стоит билет?

РУССО: Пять баксов. И опять, все сборы пойдут Культурному центру глухих в Торонто. И мы даем защитные наушники тем, кому потребуется. Потому что это будет очень громко. Так что даже если вы не сидите в этом кресле, вы сможете почувствовать музыку обычным способом – через пол или столик.

МЕЙНС: Похоже, будет интересно. Удачи вам.

РУССО: Спасибо.

МЕЙНС: Всего хорошего.

РУССО: Пока.

МЕЙНС: Пока.

Источник: http://www.podst.ru/ Там же есть и звуковые файлы с этого концерта и будут фотографии с этого концерта. За новостями - все туда!

Ваш отзыв

XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

*
:alien: :angel: :angry: :blink: :blush: :cheerful: :cool: :cwy: :devil: :dizzy: :ermm: :face: :getlost: :biggrin: :happy: :heart: :kissing: :lol: :ninja: :pinch: :pouty: :sad: :shocked: :sick: :sideways: :silly: :sleeping: :smile: :tongue: :unsure: :w00t: :wassat: :whistle: :wink: :wub: